Версия для слабовидящих
Войти
_
X
Для получения читательского билета НБРК, вам необходимо пройти процедуру регистрации.
X
Данная публикация еще не обработана
X
Ознакомительный фрагмент закончен.
Войти для продолжения чтения



X
Издание, которое Вы пытаетесь открыть, защищено авторским правом.
Право на доступ имеют читатели Национальной библиотеки РК, находящиесяв помещении учреждениях-партнерах проекта.
_
X
Для просмотра полных текстов НЭБ РК необходимо пройти процедуру авторизации.



СПАСИБО! ВЫ СТАЛИ ЧИТАТЕЛЕМ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ РК.
Логин (номер читательского билета):
Пароль (год вашего рождения):

Национальная электронная библиотека Республики Коми
Расширенный поиск
Иван Алексеевич Куратов

Выдающийся коми поэт, исследователь коми языка, переводчик. И. Куратов родился 18 июля (6 июля по старому стилю) 1839 года в селе Кибра Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии (ныне село Куратово Сысольского района Республики Коми) в семье дьякона местной церкви. Когда И. Куратову было 6 лет, семья потеряла отца – Алексея Петровича. Все заботы по воспитанию и образованию детей легли на плечи матери Екатерины Ивановны. Осенью 1850 года она отвезла младшего сына Ивана в соседний уезд, в Яренск, для поступления  в  духовное  училище.  Успешно  завершив  обучение в Яренске, И. Куратов поступает в Вологодскую духовную семинарию (1854–1860), в которой, по свидетельству аттестата, учился «при способностях очень хороших и прилежании очень ревностном». После окончания Вологодской семинарии И. Куратов отправляется в Москву для поступления в Духовную академию. В некрологе пишется, что ему не удалось окончить академического курса из-за «возникших в начале 60-х годов волнений в высших учебных заведениях», однако документальных подтверждений учебы в академии пока не найдено. В марте 1861 года он возвращается в Вологду и подает прошение о назначении его на должность учителя Усть-Сысольского духовно-приходского училища. И с первого апреля он уже приступает к своим обязанностям. Усть-Сысольский период считается самым продуктивным в творчестве И. Куратова. В эти годы поэт создал значительное количество стихотворений и поэм, из которых он составляет свой первый рукописный сборник «Немас удж» (Напрасный труд). В это же время И. Куратов успешно занимается переводами произведений русских и западноевропейских поэтов. С большим интересом наблюдает жизнь своего народа, его экономическое состояние, изучает фольклор, исследует грамматику родного языка.

К середине 60-х годов XIX столетия в жизни И. А. Куратова произошли серьезные перемены: запутанные личные отношения, невозможность научного и карьерного роста вызывают сильнейший душевный кризис. Поэтому он подает прошение о назначении его в школу полковых аудиторов (военных юристов) в городе Казани. Учеба в Казани для И. Куратова – это единственный способ вырваться из угнетающей обстановки, продолжить образование, совершить карьерное продвижение. В октябре 1865 года И. Куратов покидает Усть-Сысольск и отправляется в Казань – в город с университетом, имеющим сформировавшиеся научные традиции и авторитет среди исследователей языков народов Российской империи.

Через год после окончания срока обучения И. Куратов направляется в город Семипалатинск (Туркестан, ныне – Казахстан) аудитором в штаб Западно-Сибирского батальона. Должность полкового аудитора предполагала исполнение обязанностей  следователя,  прокурора и секретаря военного суда. Уже через год И. Куратов назначается на должность обер-аудитора  штаба  войск  Семипалатинской  области, т. е. молодой Куратов в этот период возглавляет всю аудиторскую службу военного округа. В конце декабря 1867 года И. Куратов приступает к обязанностям аудитора в 11-м Туркестанском линейном батальоне в укреплении Верный (ныне Алма-Аты). В 1871 году И. Куратов был переведен из батальона в распоряжение губернатора области на должность младшего чиновника особых поручений. На этой должности он исполнял обязанности уездного судьи, прокурора, следователя. Архивные документы свидетельствуют о том, что ему приходилось вести очень сложные дела, в том числе касавшиеся положения местного нерусского населения. И. Куратов считался опытным юристом, профессионалом своего дела. Дослужился до чина титулярного советника (офицерский чин – капитан), его ценило руководство края, уважали друзья. Он часто бывал в дальних продолжительных командировках, что и послужило главной причиной его тяжелой болезни. 29 ноября (17 ноября по старому стилю) 1875 года И. Куратов скончался от туберкулеза.

При своей жизни и в течение нескольких десятилетий после смерти И. Куратов был известен как поэт только узкому кругу людей. На сегодняшний день известно, что часть куратовских произведений была утеряна, дошедший до нас корпус текстов составляют более 100 оригинальных стихотворений, «Нимтöм поэма»  (Поэма  без  названия),  отрывки из поэм «Пасъяс синтöмлöн» (Заметки слепого) и «Ягморт» (Лесной человек), фрагмент стихотворной драмы «Пама», а также фольклорные обработки, поэтические переводы русских и западноевропейских поэтов. Среди рукописей И. Куратова, дошедших до нас, сохранились заметки по истории коми письменности, теории перевода, о проблемах политэкономии, истории и искусства, конспекты о грамматике и лексике коми языка, раздел русско-коми словаря. При жизни И. Куратову удалось опубликовать два лингвистических труда: «Зырянский язык» (1865) и

«Рецензию на "Зырянскую грамматику" А. Ф. Флёрова» (1864). В январе 1866 года в «Вологодских губернских ведомостях» под видом коми народных песен были напечатаны пять стихотворений поэта: «Зон» (Молодец), «Том ныв» (Молодая девица), «Пöрысь» (Старик), «Гöль зон» (Бедняк) и «Понкöд» (С собакой). После смерти И. Куратова его рукописи были отправлены родственникам. До начала 1920-х годов они хранились в семейном архиве, а в 1923 году оказались в поле зрения А. С. Сидорова. С этого времени начинается изучение творчества и публикация художественного наследия коми поэта. У истоков куратоведения стояли такие исследователи, как А. С. Сидоров, В. И. Лыткин, А. А. Попов, П. Г. Доронин. В 1950-е годы список куратоведов пополнился новыми именами. К изучению творчества И. Куратова приступили А. А. Вежев, А. Н. Федорова, А. К. Микушев, А. Е. Ванеев, чуть позже В. И. Мартынов, В. Н. Демин, В. А. Латышева, Н. В. Вулих. Это время, когда были проведены исследовательские работы по изучению архивных и литературных первоисточников. Исследователями творчества И. Куратова были также рассмотрены особенности формирования мировоззренческих и эстетических взглядов коми поэта. Творчество И. Куратова освещается с точки зрения жанрово-тематических особенностей, выявляется характерный для поэта образный ряд. Изучаются связи лирики коми поэта с литературным творчеством разных авторов. Исследователями также освещаются собственно стиховедческие аспекты его творчества.

С 1965 года по инициативе В. И. Лыткина были организованы «Куратовские чтения» – научная конференция, посвященная творчеству поэта и имеющая цикличный характер. 28 мая 1987 года впервые был проведен Куратовский праздник поэзии в селе Куратово Сысольского района. В начале 1990-х годов изучение поэтики обогатилось исследованием отдельных аспектов лирики коми поэта. Г. И. Тираспольским, П. Ф. Лимеровым, В. А. Лимеровой, Т. Л. Кузнецовой продолжается изучение литературного и биографического контекста творчества И. Куратова. В работах предложен опыт переоценки части куратовского творчества. В научный оборот введены также результаты новых исследований в области генеалогии рода И. Куратова, выявленные представителями куратовского рода А. Г. Малыхиной и О. В. Куратовым. В преддверии 175-летнего юбилея И. Куратова делегация из Коми побывала в Казахстане, где в последние годы жил и работал коми поэт. В бывшей столице Казахстана есть улица И. Куратова, но алматинский домик И. Куратова не сохранился. Не сохранилась и старая часть городского кладбища, где находилась могила поэта.

Творчество И. Куратова стало одной из вершин литературы народов России XIX века. Известный финно-угровед Петер Домокош называет И. Куратова  «первым и  великим поэтом  коми», и, по  его словам, И. Куратов – это «один из представителей уральских народов, имеющий мировое  значение».  Исследователь  удмуртской  литературы В. М. Ванюшев,  характеризуя творчество коми поэта,  отмечает, что И.  Куратов  был  по-настоящему  сложившимся  большим  поэтом во всем литературном регионе Поволжья и Урала. По мнению ученого, в 60-е годы XIX века «И. Куратов со своим многоаспектным реалистическим художественным исследованием состояния коми общества вывел родную национальную литературу на самые передовые рубежи в регионе». Исследовательница коми литературы Т. Л. Кузнецова подчеркивает, что И. Куратов оставил поэтическое наследство, по уровню художественного мышления находящееся в одном ряду с развитой литературой XIX века. Впитавшая традиции русской культуры, а также европейской, поэзия Куратова представляет качественно новую ступень развития художественного сознания народа. Следует отметить, что И. Куратов – единственный из финно-угорских поэтов России, стихотворения которого вошли в сборник «Поэзия народов СССР XIX – начала XX веков» (1977) серии «Литература XIX века» «Библиотеки всемирной литературы».

Мир куратовской поэзии необычайно широк. В ней нашлось место любовной, гражданской и философской лирике, элегиям, ироническим стихотворениям, эпиграммам, портретным зарисовкам, поэмам, басням, маленьким рассказам, песням, стихотворным сказкам. Лирике И. Куратова свойственно философское начало; он проявляет глубокий интерес к вопросам о смысле жизни. Его размышления о назначении и судьбе человека, кратковременности его существования, стремление понять и объяснить общественное или даже природное явление объединяют большинство стихотворений коми поэта, написанных в основном уже после 1867 года: «Дзебанiнын» (У могилы, 1866), «1867 волы» (1867 году), «Восьса öшинь дорын пукалi» (Возле открытого окна я сидел, 1867), «Кулöм том мортлöн» (Смерть юноши, 1867), «Ой, олöм, олöм» (Эх, жизнь, жизнь, 1867), «Талун му выв югыд, шоныд» (Сегодня на земле тепло, светло, 1867), «Öти бур олöм» (Одна хорошая жизнь, 1868), «Быд мортлöн, шуöны тунъяс» (У каждого, говорят нам волхвы, 1870), «Оз шу нин миянлы кыв Егова» (Не несет уж нам свое слово Егова, 1874), «Важся коми войтырлöн кодралöм» (Поминки древних коми, 1875) и др. Раздумья И. Куратова о жизни и смерти приводят к заключению о том, что «как трагично бы ни воспринималась смерть человека, она включена в жизненные циклы Природы и является непременным условием Жизни вечной. Человек понимает неизбежность своего смертного часа, но в то же время не желает безропотно принимать смерть, и это, в свою очередь, противопоставляет его миру Природы. В поэзии И. Куратова такое противопоставление связано с мотивом «спора с жизнью» («Эх, жизнь, жизнь», «Лодка», «Брамин перед смертью»). Спор с жизнью – возможность человеку самому распоряжаться своей судьбой, однако желание человека ничего не значит в общей жизни Природы, Жизни вечной». Стихотворение И. Куратова «Со кыдз сiйöс тöда ме…» (Вот каким его я знаю…, 1867) занимает особое место в лирике поэта: здесь не только содержатся его философские размышления, но и сама философия становится темой произведения.

Вместе с тем, лирическим героем поэзии И. Куратова является человек, полный стремления принести пользу народу своим творчеством. Уже в первых своих стихотворениях молодой поэт выразил основную цель жизни – служение родному народу («Морт олöм» – Жизнь человека, 1857). В таких поэтических произведениях, как «Коми кыв» (Коми язык), «Выль сьыланкыв» (Новая песня), «Сьылан менам, сьылан» (Песня моя, песня), «Менам муза» (Моя муза) И. Куратов размышляет о предназначении поэта и поэзии, осмысливая вопрос – каковы судьба родного языка и будущее коми поэзии:

Сьылан менам, сьылан,

Кытчö тэнö лэдза?

Кодкö босьтас-ö мöд?

Вöччöдас код тэнö?

Код ордö тэ мунан?

Песня моя, песня,

Но пойдешь куда ты?

И другой кто примет?

Ну, к кому пойдешь ты?

Кто тебе поможет?

(Перевод А. Размыслова)

В стихотворениях И. Куратова представлен поэт, определяющий для себя принципы художественного изображения человека. Об этом И. Куратов размышляет в своих конспектах: «Зырянские стихотворения своего рода… редкость. Но когда есть народ, то ему нужно образование, познания же можно передать ему через его же язык». И. Куратов, человек образованный, глубоко понимал, каково благотворное влияние национальной литературы на распространение образования среди коми народа. По мнению поэта, национальная литература возможна и будет сформирована, если будут воссозданы национальные характеры, художественно изображены обычаи и жизненный уклад народа. Во-вторых, писать о народе надо на родном языке, ведь именно народ является носителем национальной речи. Таким образом, «крестьянский» цикл поэта – это стихи не только о народных типах, но и о самом себе, о своем отношении к народу. Именно в «крестьянских» стихотворениях он манифестирует себя коми поэтом. Уже в стихотворении «Выль сьыланкыв» (Новая песня), которое было написано в 1860 году, поэт подчеркивает, что его поэзия будет неотделима от судеб народа:

Корсям сьыланкыв ас шöрысь,

Ас му-ва вылысь, ас вöрысь,

Асланым гöль грездъясысь,

Юасигöн ныв-зонлысь…

Кодыр асланым ног сьылам,

Шог-гаж морта-мортлысь кылам…

Лучше песни новые поищем –

По полям своим, по селам нищим.

На лугах и в чащах, там и тут,

Нам их парни, девушки споют…

Петь по-своему начнем – и вскоре

Мы поймем друг друга в счастье,

в горе…

(Перевод П. Панченко)

В общем фонде текстов И. Куратова есть поэтические произведения, написанные в основном в усть-сысольский период жизни поэта и составляющие  так  называемый  «крестьянский»  цикл:  «Гöль  зон»  (Парень-бедняк), «Тима, дерт нин, пöрысь» (Тима, конечно же, стар), «Пöрысь морт» (Старик), «Пöч» (Старуха), «Муса ныланöй, мича аканьöй» (Милая девушка, красивая куколка), «Коми бал», «Том ныв» (Молодая девушка), «Том зон» (Молодец), «Грездса ныв карса баринлы» (Деревенская девушка городскому барину) и др. И. А. Куратовым была создана целая галерея народных типов – вольных охотников и землепашцев, деревенских стариков и старух, юношей и девушек, воплотивших представления поэта о нравственно-мировоззренческих чертах коми. Каждый из его героев, вне зависимости от социального положения, занимает достойное место в традиционном обществе: будь то молодой батрак или никому не нужный старик.

Можно говорить о том, что стихотворения о крестьянах И. Куратова – это не случайность, а закономерность. С середины XIX века, когда зарождается творчество коми поэта, происходит становление русской реалистической литературы, которая создается на фоне напряженной социально-политической обстановки. На волне общей демократизации литературы поэты и писатели обсуждали новый вопрос – вопрос о народе. Авторы стремились исследовать и анализировать жизнь народа как одну из общечеловеческих ценностей. По мере  того,  как  литература все более демократизировалась, в литературных произведениях возникает новый литературный герой – простой человек, не «историческая», а «бытовая личность» (определение Д. С. Лихачева). Литература XIX века начинает изображать народ не как социальную группу и как безликую массу: народ начинает изображаться в отдельных личностях. Этому процессу была созвучна и лирика И. Куратова. На наш взгляд, он обращается к стихотворениям о героях из народа, которые принадлежат очень известным и популярным в тот период поэтам: И. С. Никитину, А. В. Кольцову, Н. А. Некрасову. Именно стихотворения этих поэтов осознаются как новое слово о человеке. Однако коми поэт не копирует их, а ведет с ними своеобразный диалог, стремится на основе их образов создать оригинальные характеры коми крестьян. Так же, как И. Никитин и А. Кольцов, И. Куратов доверяет слово своему герою (ролевая лирика), но содержание куратовских образов принципиально иное. Так, по сравнению с бедняками И. Никитина и А. Кольцова, герой стихотворения коми поэта «Гöль зон» (Парень-бедняк) – человек свободный, сам определяющий собственную судьбу и понимающий, что лишь трудом и собственными силами он сможет поправить свое безрадостное положение. Парень-бедняк является «носителем» того же характера, который воспет в стихотворениях русских поэтов: он способен возвыситься духом над обстоятельствами и принимать жизнь в любом ее обличье. В то же время он обладает качеством, которое не позволяет говорить о его бедности и одиночестве как непременной и непреодолимой участи. В отличие от своих литературных собратьев, куратовский персонаж – хозяин и «архитектор» собственной судьбы. К образу парня-бедняка близка героиня стихотворения «Грездса ныв карса баринлы» (Деревенская девушка городскому барину) – деревенская девушка, воспитанница крестьянского коллектива, знающая себе цену. Героиня отвергает ухаживания городского барина, предлагающего ей переехать в город, обещая при этом достаток, спокойную и легкую жизнь. Отказывая барину, коми девушка защищает не только свою честь, но и ценности родного ей мира. Уехать с барином – все равно, что нарушить закон природы. Приятие жизни – это одна из основопологающих черт героев И. Куратова, в том числе и тех, кто испытывает крайнюю степень унижения. Так, герой стихотворения «Пöрысь морт» (Старик) не ощущает поддержки со стороны своих родных и близких, однако сохраняет при этом чувство собственного достоинства.

В стихотворениях «Гöль зон» (Парень-бедняк), «Грездса ныв карса баринлы» (Деревенская девушка городскому барину), «Пöрысь морт» (Старик) герой – наравне с поэтом, ему полностью «доверено» слово и видение мира автора. Герои предстают в момент напряжения жизненных сил, ведь именно в трудных обстоятельствах проявляются лучшие человеческие свойства: трудолюбие, смелость, мужество, оптимизм, склонность к шутке и, что очень важно, – способность к самоиронии, показывающая внутреннюю силу народа. Роль автора в стихотворениях сводится к тому, чтобы выявить сущностную основу характера героя. Таким образом, в стихотворениях «ролевой» герой выражает народное и национальное самосознание коми крестьянина и в то же время становится «рупором» авторских идей.

В таких произведениях «крестьянского» цикла, как «Тима, дерт нин, пöрысь» (Тима, конечно же, стар), «Пöч» (Старуха), «Коми бал», «Закар ордын» (У Захара), «Том зон» (Юноша), «Том ныв» (Молодая девушка), «Муса ныланöй, мича аканьöй» (Милая девушка, красивая куколка), поэт ставит иную задачу – создать портрет сельского коллектива, в котором каждый имеет место не только как индивидуальная личность, но и как гарант существования традиции. Здесь важны установленные традицией связи между людьми. Поэтому речевым субъектом является не отдельный человек, а повествователь, который видит, наблюдает и осознает больше, чем отдельный герой. Говорящий в стихотворениях преимущественно придерживается позиции постороннего наблюдателя, он ведет речь только о том, что может увидеть или услышать, не принимая при этом ни одну из тех ролей, которые могли бы как-то связать его с миром героев. Однако в некоторых случаях он смыкается с персонажами, включает их мысли и чувства в свой текст, или, наоборот, вкладывает в их уста собственные суждения («Старуха», «Коми бал», «У Захара»). В какие-то моменты повествователь говорит о герое на правах, аналогичных правам давнего знакомого, имевшего возможность достаточно долго наблюдать этого человека, чтобы судить об устойчивых свойствах его характера и поведения («Тима, конечно же, стар»). В отдельных случаях субъект речи в стихотворениях И. Куратова напоминает личного повествователя («Юноша», «Молодая девушка», «Милая девушка, красивая куколка»): говорящий не персонифицирован полностью, не назван и, в то же время, имеет эмоционально-нравственное самоопределение, выражая его целым рядом имплицитных приемов; повествующий предстает человеком, обладающим большим жизненным опытом. В некоторых стихотворениях основной субъект речи выступает в качестве «всезнающего субъекта», он знает все обо всех, и именно это его качество позволяет выделить в каждом персонаже самое главное («У Захара»).

Важное место в творчестве поэта занимает любовная лирика, вершиной которой является стихотворный цикл, посвященный Александре Поповой (Сандре): «Том ныв» (Молодая  девушка),  «Эг  лöсялöй» (Не поладили), «Тэкöд донъясьны…» (С тобой считаться…), «Сандра, сьöлöмшöрöй» (Сандра, сердце мое). Стихотворения максимально сдержанны и нередко ироничны. Большая часть написана в жанре, сочетающем признаки мадригала и эпиграммы: «Миян сёрни вöлi долыд» (Наш разговор был веселым), «Идеал тэ менам, Анна» (Анна, ты мой идеал), «Пукалан тэ паськыда и рама» (Ты сидишь широко и скромно),

«И рам, и долыд пыр» (Скромна и весела всегда) и др. Чувство любви в лирике поэта трагично, и это затаенный трагизм одинокого человека, осознающего свою обреченность («Быд мортлöн, шуöны тунъяс…» – У каждого человека, говорят волхвы…).

Куратоведами не раз отмечалось, что для коми поэта переломным временем стал туркестанский период творчества (1865–1875). С одной стороны, он  продолжает  крестьянское  направление  своей  поэзии,  и к этому времени относятся лучшие произведения этого цикла – «Закар ордын» (У Захара) и небольшая поэма «Кулöм том мортлöн» (Смерть юноши). С другой стороны, крестьянская тема перерастает в размышления о Родине и Коми земле. Переживания лирического героя связаны с чувством одиночества, вызванного разлукой с родиной и близкими. В творчестве появляются новые, не характерные для раннего творчества элегические мотивы, сатирические стихотворения, лирика гражданского звучания. Так, стихотворения гражданской тематики «Европалы» (Европе), «Кор вöйписны-керисны Лессинг, да Шиллер, да Гёте» (Когда творили Лессинг, и Шиллер, и Гёте), «Важöн узьö сылöн мывкыд» (Давно спит его ум) и другие связаны с различными политическими и гражданскими проблемами. В элегических стихотворениях отчетливо звучат нотки пессимизма, появляется, не свойственный ранней лирике поэта, мотив предчувствия преждевременной смерти: «Дзебанiнын» (У могилы), «Ой, олöм, олöм» (Эх, жизнь, жизнь), «Со кыдз сiйöс тöда ме» (Вот каким я его знаю) и другие.

Как выдающийся коми поэт, И. Куратов и сейчас остается ключевой фигурой истории коми литературы. Именем поэта названы его родное село Кебра, улицы в Сыктывкаре, Ухте, Печоре, Сосногорске и АлмаАте, в селе Усть-Цильма. Гуманитарно-педагогический колледж, общеобразовательная школа № 1 в Сыктывкаре и центральная библиотека в селе Визинга носят имя И. Куратова. За лучшее литературное произведение ежегодно присуждается премия Правительства Республики Коми имени И. А. Куратова. В 1969 году (в год 130-летия поэта) открылся литературно-мемориальный музей И. Куратова. В 1977 году в Сыктывкаре был открыт памятник поэту, а в 1979 году – в селе Куратово. В 1985 году в селе Куратово был открыт музей литературных героев И. А. Куратова «Кöч Закар керка» («Дом печника Захара»).

Источник:

Сурнина, Л. Иван Алексеевич Куратов / Л. Сурнина // Писатели Коми : биобиблиогр. слов. : в 2 т. – Сыктывкар, 2017. - Т. 1 : А - Л. - С. 481 - 490 

Куратов И. А.
Куратов И. А.
Куратов, И. А. Тi кöть шудаöсьджык лоöй! : кывбуръяс, поэмаяс / Иван Куратов; [лöсьöдiс В. В. Тимин; серпасалiс Г. Н. Шарипков; ред. Е. В. Ветошкина; Союз писателей Республики Коми]. – Сыктывкар : Коми гижысь котыр, 2009. – 286, [2] л. б. : серпас. – (Звезды Севера). – На коми яз. – Пер. загл.: Будьте счастливы! : стихи, поэмы. Доп. заглавие: Будьте счастливы!;

НЭБ-стихи (х. л.)-художественная литература-Республика Коми-коми литература

Зыряника
Куратов И. А.
Куратов И. А.
Куратов, Иван Алексеевич. Избранное : [стихотворения, поэмы] : пер. с коми яз. / Иван Куратов; сост.: И. М. Вавилин, П. Г. Доронин, Д. В. Конюхов. - М. : Гослитиздат, 1958. - 206, [2] с. : ил., портр.

НФ-коми поэты-удаленный доступ-коми поэзия-поэмы-коллекция Петера Домокоша-финноугроведение-НЭБ-Зыряника

Зыряника
Куратов И. А.
Куратов И. А.
Куратов, Иван Алексеевич. Стихи / И. А. Куратов; пер. с коми языка Ивана Молчанова. - Москва : Художественная литература, 1939. - 79, [3] с.

НФ-коми литература-коми поэзия-удаленный доступ-коми поэты-коллекция Петера Домокоша-финноугроведение-стихи (х. л.)-НЭБ-Зыряника-Коми, Республика

Зыряника
Куратов И. А.
Куратов И. А.
Куратов, Иван Алексеевич. Стихи : пер. с коми языка / Иван Куратов; [редкол.: В. Айбабин, Г. Федоров, А. Размысов]. - Сыктывкар : Коми Госиздат, 1940. - 97, [3] с.

НФ-коми литература-коми поэзия-коллекция Петера Домокоша-удаленный доступ-финноугроведение-стихи (х. л.)-НЭБ-Зыряника

Зыряника
Куратов И. А.
Куратов И. А.
Куратов, Иван Алексеевич. Стихи : пер. с коми / Иван Куратов; ред. Л. И. Парфенов; авт. послесл. А. Федорова. - М. : Советская Россия, 1975. - 268,[4] с. - (Поэтическая Россия)

стихи (х. л.)-НФ-Республика Коми-НЭБ-художественная литература-удаленный доступ-Зыряника-коллекция Петера Домокоша

Зыряника
Куратов И. А.
Куратов И. А.
Куратов, Иван Алексеевич. Бöрйöм гижöдъяс / И. А. Куратов; ред. Ф. В. Плесовский; лöсьöдiс П. Доронин; серпасалic В. В. Поляков. - Сыктывкар : Коми Госиздат, 1951. - 167, [1] л. б. Доп. заглавие: Избранные произведения;

НФ-коми литература-финноугроведение-коллекция Петера Домокоша-художественная литература-удаленный доступ-НЭБ-Зыряника-Коми, Республика

Зыряника
Куратов И. А.
Куратов И. А.
Куратов, Иван Алексеевич. Ты бесконечна, жизнь : [заметки, публицистика / сост., авт. предисл. и коммент. В. И. Мартынов]. - Сыктывкар : Коми книжное изд-во, 1988. - 146, [52] с. : ил.

Мировая литература-Коллекция Петера Домокоша-Финноугроведение-НЭБ-Удаленный доступ-Автобиографические заметки-Зыряника-Коми писатели

Зыряника
Куратов И. А.
Куратов И. А.
Куратов, Иван Алексеевич. Менам муза : стихотворениеяс / И. Куратов; ред. Д. Конюхов. - Сыктывкар : Коми Госиздат, 1939. - 102, [2] л. б.

НЭБ-НФ-удаленный доступ-стихи-поэзия-художественная литература-полные тексты-Зыряника

Зыряника
Куратов И. А.
Куратов И. А.
Куратов И. А. [Собрание сочинений : в 2 т.]. Т. 1. Художественнöй произведениеяс / И. А. Куратов; ред.: П. Г. Доронин, Д. Конюхов. - Сыктывкар : Коми Госиздат, 1939. - 323, [1] л. б.

НЭБ-НФ-художественные произведения-удаленный доступ-поэзия-художественная литература-стихи-полные тексты-НЭБ-Зыряника-Коми, Республика

Зыряника
Куратов И. А.
Куратов И. А.
Куратов И. А. [Собрание сочинений] : в 2 т. Т. 2. Лингвистические работы / И. А. Куратов; отв. по вып. А. А. Вежев. - Сыктывкар : Коми Госиздат, 1939. - 135, [1] с.

НЭБ-лингвистические работы-удаленный доступ-языкознание-полные тексты-Зыряника

Зыряника
Куратов И. А.
Куратов И. А.
Менам муза
Куратов, Иван Алексеевич. Менам муза : [книга одного стихотворения] на языках народов СССР и мира / Иван Куратов; лöсьöдiсны: Б. Хоменко, К. Хоменко; отв. ред. Г. А. Юшков; серпасалic В. Б. Осипов. - Сыктывкар : Коми кн. изд-во, 1989. - 102, [2] лист бок : серпас. - Пер. загл.: Моя муза. Доп. заглавие: Моя муза;

Стихи (х. л.)-Коми литература-НЭБ-НФ-Коми поэзия-Коллекция Петера Домокоша-Переводы-Электронные копиии-Финноугроведение

Финноугрика
Рочев А. А.
Рочев А. А.
Рочев, Александр Андреевич. Вокальный цикл на слова И. А. Куратова [Ноты] : [для голоса с фп.] / муз. А. Рочева; сл. И. Куратова. - [Сыктывкар : б. и., 1970]. - 20 с.

НЭБ-Ноты-Рукописи-Собрания библиотек-Нотные коллекции-Коми музыка-Нотные рукописи-Коми композиторы-Коми, Республика

Нотные рукописи
Рочев А. А.
Рочев А. А.
Рочев, Александр Андреевич. Октябрь [Ноты] : вок. цикл на сл. коми поэтов / муз. А. А. Рочева; сл. И. А. Куратова [и др.]. - [Сыктывкар : б. и., 1973]. - 16 с.

НЭБ-Ноты-Рукописи-Собрания библиотек-Нотные коллекции-Коми музыка-Нотные рукописи-Коми композиторы-Коми поэты-Коми, Республика

Нотные рукописи
Рочев А. А.
Рочев А. А.
Рочев, Александр Андреевич. Том ныв [Ноты] : для жен. хора или анс. а capella / муз. А. Рочева; сл. И. Куратова. - Сыктывкар : б. и., 1975. - 8 с.

НЭБ-Ноты-Рукописи-Собрания библиотек-Нотные коллекции-Коми музыка-Нотные рукописи-Коми композиторы-Республика Коми

Нотные рукописи
Пушкин А. С.
Пушкин А. С.
Пушкин, Александр Сергеевич. Бöрйöм гижöдъяс / А. С. Пушкин; ред. Ф. В. Щербаков; вуджöдiсны: И. А. Куратов [и др.]; серпасалiс М. П. Безносов. – Сыктывкар : Коми гос. изд-во, 1949. – 75, [1] лист бок. – На коми яз. – Пер. загл.: Избранные произведения Доп. заглавие: Избранные произведения;

НЭБ-НФ-Переводы-Художественная литература-Русская поэзия-Стихи (х. л.)

Собрания библиотек и других фондодержателей
Корткеросская ЦБС